Страшный август

Вот и не стало «Святой Руси», сгорела! Несколько лет списанный теплоход дожидался утилизации. Вот, дождался. Недоглядел кто-то. А давеча на кукурузное поле в Подмосковье чудом приземлился, едва взлетев, аэробус. С полными баками. Пролетавшая стая чаек попала в двигатели. Снова недоглядели. А под Архангельском так и вовсе пережили ядерный взрыв – и теперь там даже дети знают, сколько им капать йода на стакан воды – 44 капли. Недоглядели, ну да. Бывает. Вернее, не бывает иначе.

Говорят, это август. Фатальный какой-то месяц для нас после путча 1991 года. Сибирь одновременно горит и тонет, в столице – протесты, взрываются склады боеприпасов, а тут ещё и ракета на ядерной тяге рванула вдобавок. Экономисты пугают дефолтом – как в августе 98-го, а депутат Госдумы Журавлёв в эфире федерального телеканала толсто намекает, что августовские погодные аномалии – неспроста, против нас применили климатическое оружие. Там недоглядели, тут не заметили, проспали, прошляпили и прозевали. А виноват у нас август. А вовсе не кризис управления. Системный и повсеместный.

Бишкек на Клязьме

Тем временем у нас по соседству, в Киргизии, который уже по счёту переворот. Даром что на этот раз президент страны ушёл как положено, а переворот совершили постфактум, видимо, по привычке. У них вообще так принято власть менять. Бакиев свергает Акаева, и тот удирает в Моск­ву. Затем свергли Бакиева, и он удрал в Минск. Атамбаев тоже намеревался сбежать в Россию, но ему, по всей видимости, не позволили (говорят, предлагали Абхазию или Приднестровье – на выбор, но Атамбаев якобы нос воротил). Речь, собственно, не о событиях как таковых – речь о традиции. Понимаете, у них, в Киргизии, такая традиция – менять власть вручную, при помощи переворотов и путчей. Привыкли они так, в Киргизии. А теперь оглянитесь вокруг. Чуть ли не половина шестимиллионной Киргизии с недавних пор – у нас, здесь, в России. Чтобы понять истинный масштаб миграции, достаточно прокатиться в столичном метро. Но киргизская трудовая миграция – принципиально новое для России явление. Узбеки с таджиками ехали к нам на заработки одни, без семей. Киргизы же прут вместе с чадами и домочадцами. И как-то при этом устраиваются, видно же, что едут надолго, раз целыми семь­ями, со стариками и детьми. Возможно, навсегда едут. Со своим жизненным укладом и со своими правилами. А какой там у них уклад, спросите у беглых президентов Акаева с Бакиевым, да у не успевшего сбежать Атамбаева.

А в столице – протесты. Весь август. Не так, чтобы уж очень массовые, но недовольного народа хватает. Не хватает только движущей силы любой уличной бузы – безбашенных бузотёров. Леваки пока мнутся, а футбольные хулиганы торгуются. Зато есть мигранты из Киргизии – мы их уже заметили в колоннах митингующих, правда, пока не много. Как вы думаете, согласятся они за деньги устроить в нашей столице бучу, как у себя дома, в Бишкеке? А как вы думаете, чиновники, открывшие перед ними шлагбаум, об этом подумали, перед тем как его открыть? Это ли не следствие управленческого кризиса. А ведь дорого может нам стоить. Ой, дорого.

«Весь мир встал на уши, а у нас – снова молчат»

Специалисты НАСА запугивали, что 12 августа-де настанет конец света. К Земле летит что-то страшное, и столкновения не избежать. Рванёт так, что мало не покажется. Как всегда, пронесло, но не всех. Накануне, 8 августа, в военной части у деревни Нёнокса, что под Северодвинском, произошло некое чрезвычайное происшествие. Что это было, не говорят: мода у нас нынче такая – сообщать плохие новости не сразу, не целиком и, по возможности, невнятно. Чтобы людей не пугать попусту. Точно так же поступали и во времена СССР. Что мы знаем наверняка – в Северо­двинске сработали датчики радиационного фона. Взрыв ли, пожар – но очаг был на судне. В Минобороны, как всегда, демонстрировали хладнокровие: во время испытаний жидкостной реактивной двигательной установки произошла нештатная ситуация – изделие, которое испытывали, загорелось, но ситуация под контролем. «Никаких выбросов вредных веществ в атмо­сферу не было, радиационный фон в норме». Датчики сработали? Им показалось! Погибли то ли пять человек, то ли больше – болтают разное. Хоронили вроде бы пятерых испытателей, но земле в итоге придали троих, двух тел (или больше?) не нашли. Да, но если фон в норме, то ради чего на целый месяц власти закрыли Двинский залив? Поскольку власти на этот непраздный вопрос прямо и честно нам не отвечают, дадим слово тому, кому принято верить на слово, – популярному тележурналисту Андрею Караулову, не раз и не два сообщавшему нам нечто такое, о чём знать нам не полагалось. «Полностью закрыта Двинская губа, – сообщил Караулов. – Это значит, что ядерный взрыв межконтинентальной ракеты «Буревестник», производство «Новатора», загрязнил, мягко говоря, огромную часть акватории». Удивлены – «ядерный взрыв»?! Небольшой такой. Не Хиросима с Фукусимой и не Чернобыль. Но что это меняет?! «Теперь все эти миллионы кюри перейдут в море, – продолжает Караулов. – На самом деле это национальная трагедия. У нас, в России, появилась своя Фукусима.

Чтобы США справиться с пограничным кризисом, им нужно помочь странам Центральной Америки

А тысячи рыбаков останутся без работы. Устье Северной Двины и огромная часть побережья – «зона», как в «Сталкере» Тарковского. Весь мир встал на уши. Зато у нас – все молчат. Опять молчат».

Через неделю после ЧП сообщили: испытывали-де не ракету, а некий «перспективный ускоритель» жидкостной реактивной двигательной установки, на борту которой были смонтированы «ядерные батарейки». Но радиационный фон-то скакнул – или всем показалось? Как видно, не показалось – жители области раскупили в аптеках весь йод. Местное издание «Двина сегодня» сообщает о массовой эвакуации. Росгидромет – что уровень радиации в Северо­двинске при взрыве на военном полигоне был превышен в 4–16 раз. А в Greenpeace уверяют: не в 4 и даже не в 15, а в целых 20 раз!

Сами с Уссами

Полыхает тайга – в этом году в Красноярском крае выгорело более 90 тыс. гектаров леса. В 14 раз больше, чем в прошлом году! Местные жители пишут петицию, требуя ввести режим чрезвычайной ситуации! Подписывают её миллион (!) человек. А красноярский губернатор тем временем объявляет, что тушить пожары не только бессмысленно, но «даже вредно». Позорище – помощь в тушении пожаров нам предлагают премьер Италии и президент США! Но у американцев нет выхода – наш таёжный дым окутывает их Аляску. Шут с ней, с экологией, – местным уже нечем дышать! Наши-то, понятно, принюхались, им хоть бы хны. Хотя и они возмущаются. Но губернатора Александра Усса не сбить с панталыку каким-то народным роптаньем: «Что вы хотите мне сказать?! Права хотите тут качнуть?!» Вы кто такие вообще, холопы, чтобы меня поучать?! Теперь тушением красноярской тайги занимаются на федеральном уровне, а местная пресса ёрничает, что-де лесные пожары подожгли кресло под губернатором. Вот не факт! Возраст у Усса, конечно, пенсионный, но подобных ему система не увольняет. Так ещё с советских времён повелось. С охраны природы оскандалившегося управленца легко перебросят на физкультуру и спорт, а оттуда – на международные отношения. Не задалось с Ингушетией у генерала Евкурова – перевели в Министерство обороны, замминистра. Теперь вот выясняется, что пожары в тайге – рукотворные. Так незаконные вырубщики прячут концы в воду – в огонь то есть. Наивно полагать, что у губернатора не в курсе касательно незаконной вырубки. А так-то, понятно, рука руку моет. Не потому ли и реакция странная, как на первый взгляд: чего её тушить, тайгу эту, пущай горит себе! «Рост числа катастроф, локальных и масштабных, говорит об утрате управляемости, – полагает оппозиционный политик и публицист Анатолий Несмиян. – Неправильная эксплуатация, низкая квалификация, руководящая халатность и тому подобное. Падение качества управления компенсируется увеличением численности чиновников. Одну лампочку вкручивают шесть человек. Парадокс в том, что чем больше чиновников, тем сложнее ими управлять. А послужной список нынешних управленцев – охранники да денщики. В лучшем случае – молодые «технократы» с никаким опытом. Других уж и нет».

Как в губернаторском кресле вообще мог оказаться управленец, рассуждающий, что-де лесные пожары – «обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а где-то, возможно, даже и вредно»? Или вот: «Если у нас зимой в холодную погоду возникает метель, никому же не приходит в голову топить айсберги, чтобы у нас было потеплее». Да гори она огнём, эта тайга, в самом деле! Не поленитесь – откройте в интернете сайт губернатора края и посмотрите хронику, чем занимался Усс, пока у него под носом пылала тайга, десятки тысяч гектаров. Встречи со студентами. Награждения работников транспорта и здравоохранения. Поздравления победителей Универсиады в Неаполе. Ах, да – местному барду гитару подарил ещё, 25 июля дело было. Он что, и правда губернатор? А почему же тогда занимается чёрт-те чем – культмассовый сектор какой-то?! Есть мнение, что лесные пожары стали следствием резкого сокращения числа лесников – с 70 до 12 тыс. специалистов. Итог чьего-то недальновидного кадрового решения – в пяти регионах пришлось вводить режим чрезвычайной ситуации: Красноярский край, Иркутская область, Бурятия, Якутия и Забайкалье. Треть страны! К концу июля общая площадь пожаров составляла 1,1 млн гектаров, а сегодня согласно дистанционному мониторингу Россельхоза она увеличилась до 3,4 млн гектаров! В Обсерватории Земли НАСА показали картинку: над Россией – гигантский дымовой «колпак» площадью 4,5 млн гектаров. А Усс между тем уверяет, что пожары тушить нет смысла!

Кто и как починит сломавшуюся систему государственного управления?

Кто сжигает страну – мировая закулиса или собственные чиновники?

А кто виноват? Америка, кто же ещё-то! «Я думаю, испытывают климатическое оружие, – режет правду-матку в телеэфире депутат Алексей Журавлёв. – Такого лета не может быть, мы все понимаем, что не может быть. Значит, что, пожары у нас идут, ливни в Москве. Ну, обком вашингтонский работает. Я считаю, что это серьёзно и надо к этому правильно относиться». Думаете, он шутит? Ничуть не бывало, спросите хотя бы у первого зампреда думского комитета по экологии и охране окружающей среды Николая Валуева. По его мнению, к пожарам в Сибири «причастна оппозиция», желающая сменить власть в стране, и, убеждён депутат, «будет любой сценарий прорабатываться», «вплоть до экологических катастроф». Ну и розочкой на торте – Владимир Жириновский, убеждающий, что помимо отсутствия дождей и поджогов, скрывающих преступления «чёрных лесорубов», в гигантских пожарах виновата проклятая закулиса: «Из-за рубежа сегодня легко воздействовать: лазерные лучи – и заполыхает любой лес». Умные, казалось бы, люди, а чешут всякую чушь – почему?! Да потому, что не могут они прямо признать очевидное – виноваты на самом деле косорукие и недалёкие управленцы. Признать это – расписаться в собственном бессилии, а они как-никак законодательная власть. Признать очевидное – высечь публично самих себя. «Как ни парадоксально, но подавляющее большинство природных катастроф в нашей стране – рукотворны, – констатирует Анатолий Несмиян. – Отдали тайгу под беспощадную вырубку – получите и распишитесь. А по весне изменится характер снегозадержания, снег растает быстрее – вот вам и аномальное наводнение.

А высохший лес превратится в сплошной сухостой, который горит, как Дрезден под американскими бомбами. Человеческий фактор? Именно он! Тотальная алчность и безответственность порождают такой результат».

Да, в стране – явный кризис управления, причём острый. В Севастополе давеча заменили губернатора. За пять лет это уже четвёртый. Местный, знавший все входы и выходы и умевший работать как следует, пришёлся не ко двору. Заменили. Сменщик – вице-адмирал, волевой, ответственный вроде бы. Но не усидел, и двух лет не продержался. Прислали ему из столицы замену. С опытом работы в федеральном правительстве. Этого на три года хватило. И только-то. Итог их правления в целом плачевный – по сути, не решена ни одна городская проблема. Город – руина. Крым кое-как приводят в порядок (в основном, правда, стараниями Кремля, а не местных властей), а «город русских моряков» продолжает сыпаться, как при Украине. Нет хозяина. Привезли теперь красноярского управленца, про которого знавшие его земляки ничего путного не рассказывают. А в помощь ему отрядили бывшего главу горсовета советских времён Ивана Ермакова. Стоит ли ждать перемен к лучшему с такой-то кадровой политикой и с такими-то кадрами? Между тем в Севастополе есть управленец, знающий о городских проблемах не понаслышке, к тому же местный, пользующийся заслуженным уважением горожан. Алексей Чалый. Но его губернатором – не моги думать. То же, кстати, и с крымским начальством. Многих проколов удалось бы избежать, когда бы главой республики назначили опытного (и тоже местного) Леонида Грача – как рекомендовал Сергей Шойгу. Но кадровая политика у нас иная – назначают не тех, кто умеет и может, а тех, кто «в обойме». Принцип такой. И так повсюду, не только на уровне областного начальства. Вот и взрываются склады, тонет Сибирь, горит тайга, падают ракеты. При таком подходе иначе и быть не может.

Чайник вот-вот закипит

Представьте, что вы поставили чайник на плиту. Включили нагрев. Перед тем, как вся вода прогреется до 100 градусов, из-за конвекции возникают зоны разностных температур. Где-то горячее, где-то прохладнее. И в чайнике образуется пар – чтобы температура по всему объёму выровнялась. Крышка начинает подпрыгивать. «Теория катастроф определяет этот период как «осцилляции» – колебания, – разъясняет Несмиян. – В системе возникают колебания и отклонения от нормы, растущие как в количестве, так и по частоте и амплитуде процессов». Нечто подобное многие из нас наблюдали в конце 80-х. Чернобыль, катастрофа «Адмирала Нахимова», несколько железнодорожных катастроф с сотнями жертв, взрывы на газопроводах. Сегодня сотрудники ЦРУ США признаются, что-де многое из того, что казалось трагическими случайностями, на самом деле было подстроено – даже книжки об этом пишут. Но и тогда и теперь глубинной причиной напастей был именно острый управленческий кризис. Чем тогда дело закончилось, всем известно. А чайник тем временем начинает закипать.

Августовские протесты – теперь они у нас строго по выходным, как во Франции, – это пока не кипение. «Осцилляции». Образуется пар и рвётся из-под крышки наружу. Крышка гремит, но и только. Пока – так. «Система начинает жрать себя, – резюмирует Несмиян. – И маркером процесса становится резкое увеличение количества катастроф, каждая из которых имеет своё собственное объяснение, но общая картина становится однозначной».

Августовское проклятье спадёт, когда страна преодолеет острейший управленческий кризис

Виталий Третьяков, публицист:

– Все августовские катастрофы, породившие метафизическое понятие «проклятие августа», на самом деле рукотворны. Их причина – человеческий фактор. Кто-то где-то недоглядел, недоработал, недодумал. «Кто-то» – это в первую очередь власть. Управляющий класс. С ним у нас беда. Тот управляющий класс, который у нас имеется, неоднократно обнаруживал своё неумение и нежелание управлять страной как положено. Я берусь утверждать, что это профессионально непригодный управляющий класс, на основе своих эгоистических интересов превратившийся во властно-владетельный класс, который по определению способен только выедать внутренности страны. Результат – падающие самолёты, тонущие подлодки, горящие леса и взрывающиеся полигоны. Всё это – следствие острого кризиса управления. И протестующие на площадях тоже следствие острого кризиса управления. Выходит, в стране у нас – острый системный кризис. Такой уже был в 1989–1991 годах.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here