Китай — Россия: Запад в шоке от военного союза Москвы и Пекина

Вашингтону не нравится, что Поднебесная бросает ему вызов

 

Михаил Морозов

 

Китай — Россия: Запад в шоке от военного союза Москвы и Пекина

Фото: Zuma/TASS

 
 

 

 

 

Недавние совместные полеты самолетов ВКС России и ВВС Китая над нейтральными водами Японского моря вызвало бурную реакцию военных союзников США на Дальнем Востоке и в других регионах мира. Западные эксперты расценили эти действия не только как обычные совместные учения, а как некий сигнал, демонстрация готовности России и Китая к еще большему взаимодействию в военной сфере. Вновь заговорили о вероятном военном союзе двух держав.

На Западе прозвучало: цель этой акции Москвы и Пекина выходит за рамки обычного совместного учения и состоит в том, чтобы продемонстрировать готовность России и Китая бросить вызов Соединенным Штатам и их военным и политическим союзникам. Но насколько эти предположения соответствуют реальности?

Если опираться на официальные заявления китайских высших руководителей, то они всегда подчеркивали, что придерживаются внеблоковой политики, исключают военные союзы с кем бы то ни было, выступают против применения силы, за мирное разрешение спорных вопросов. Предлагаемая Пекином глобальная инициатива «Один пояс — один пусть» никак не сочетается с силовыми компонентами политики и основывается на вовлечении максимально большого числа стран во взаимовыгодное сотрудничество в различных сферах. Идеологическая основа международной политики Китая — строительство человеческого сообщества с единой судьбой также никак не согласуется с блоковым сознанием и силовыми методами.

 

И все же Запад в очередной раз сильно забеспокоился: не выйдут ли Москва и Пекин за привычные рамки военно-технических связей и взаимодействия в рамках совместных учений. Ведь военный союз столь мощных военных держав изменил бы весь стратегический расклад.

Беспокойство вызвано не только совместными полетами российской и китайской авиации, а и словами председателя КНР Си Цзинпина, который заявил, что стратегическое партнерство Китая и России переходит на новый уровень. Если учесть, что Китай и Россия по большинству международных проблем имеют одинаковую или схожую позицию, совместно выступают на международных площадках, активно наращивают экономическое и гуманитарное сотрудничество и все плотнее развивают военное взаимодействие, то вопрос о военном союзе действительно не выглядит совершенно нереальным. Несколько лет тому назад в Пекине в беседах с автором этих строк два крупных русиста-политолога, близких к ЦК КПК в один голос говорили об этом, как о неизбежной перспективе.

 

Однако на официальном уровне такая возможность пока исключается. И это вполне понятно и разумно. Военные союзы, тем более государств, никому исторически не угрожавших, заключаются лишь в крайнем случае, исходя из оборонительной необходимости. Говоря иными словами, действия Пекина и Москвы в этом направлении в решающей степени будут зависеть от политики Запада и его союзников. Если администрация Трампа продолжит торгово-гибридную войну против КНР и России, а также реализует планы размещения в европейском и азиатско-тихоокеанском регионах ударных ракетных и военно-морских сил, то дальнейшее военное сближение Пекина и Москвы станет неизбежным. Китай, который пока еще не имеет паритета с США по стратегическому ракетно-ядерному оружию, будет крайне заинтересован в привлечении на свою сторону мощи России.

Пекин успокаивает. В «Белой книге» — «Национальная оборона Китая в новую эпоху», опубликованной 24 июля Минобороны КНР (на следующий день после совместного полета в Японском море), Пекин пытается развеять опасения Запада. Там подтверждается, что Китай отдает приоритет отношениям с Россией. Представитель Министерства обороны КНР У Цянь заявил, что «отношения между Россией и Китаем вступили в новую эпоху, в результате чего в новую эпоху вступили и отношения в военной сфере. Стороны усилят взаимную поддержку по важнейшим вопросам, усовершенствуют механизмы сотрудничества и обмена на всех уровнях и во всех сферах».

 

Но в то же время к широкому военному взаимодействию приглашаются США и их союзники на основе «партнерских отношений нового типа в сфере безопасности, построенных на равенстве, взаимном доверии и взаимовыгодном сотрудничестве». Проблема в том, что на Западе подобное взаимодействие могут представить только во сне. Там мыслят блоковыми, силовыми категориями, по принципу — подчиняйся или мы тебя силой заставим. При этом так называемая оборонная стратегия США и их союзников базируется на приближении военных баз к территории «непокорных», сокращении подлетного времени «томагавков» и прочих летучих, а также теории массированного разоружающего удара с применением ядерного оружия. Ну, какое тут взаимодействие по обеспечению глобального мира и стабильности? Наоборот, от всего этого как-то надо защищаться.

И можно ли безучастно наблюдать, как США угрожают развязать ракетно-ядерный конфликт в Корее, на границе КНР или вооружают режим на Тайване — исконной китайской территории? Вашингтон посылает военные корабли в Южно-Китайское море, к которому США не имеют никакого отношения, но которое давно стало испытательным стендом выдержки китайских моряков и руководства КНР. Железные нервы китайского руководства позволяют ограничиваться заявлениями о вмешательстве во внутренние дела КНР со стороны США в этнических регионах. Но до каких пор с этим можно будет мириться?

Если Трамп, затевая торгово-гибридную войну, считал, что она вообще никак не повлияет на настроения в Пекине, то он ошибается. Делая оскорбительные имперские заявления и предпринимая шаги, которые унижают китайское национальное достоинство, он рассчитывал, что это никак не отразится на настроениях китайской элиты? Напрасно. Даже та ее часть, которая стопроцентно завязана на США, постепенно меняет свое отношение. Ее просто толкают к этому. Что касается Трампа, то ему не мешало бы перечитать вот этот пассаж из программной речи председателя Си Цзиньпина, которую тот произнес при вступлении в должность в 2013 году: «Ни одна страна не должна рассчитывать на то, что мы будем вести торговлю своими ключевыми интересами, ни у кого не может быть малейшей надежды на то, что мы вкусим горькие плоды ущемления суверенитета, безопасности и интересов государства». Для непосвященных, это отсыл к национальному унижению начала прошлого века, когда колонизаторы толпами топтали китайскую землю. Но сейчас иные времена.

Пекин с самого первого дня терпеливо пытался договариваться с администрацией Трампа, всячески избегая даже намека на конфронтацию. Однако последние шаги Трампа и его риторика, особенно после мая текущего года, похоже, изменила многое.

 

Наивно было бы говорить о том, что уже до конца года Пекин и Москва заключат военный союз и даже примут взаимные обязательства о взаимопомощи в случае военного нападения. Возможно, этого не произойдет вообще. Если внешние факторы будут благоприятны. К тому же Китай вообще все делает медленно, осторожно, планомерно.

Все началось не вчера, а много лет назад. С совместных морских маневров в Южно-Китайском море. Потом были совместные учения на суше на территории России и КНР, морские учения в Средиземном море. Странно, что на Западе не обратили внимание, например, на китайско-российские учения «Военно-морское взаимодействие-2019», прошедшие в апреле-мае в районе Циндао. Там отрабатывался широкий комплекс боевых задач, вплоть до совместных ракетных стрельб. А между тем, идет планомерное, поступательное наращивание военного взаимодействия. Его траектория будет зависеть в большой степени от действий наших западных партнеров.

Совместное воздушное патрулирование — один из элементов практической работы. Но если кто-то в Японии, Сеуле и Вашингтоне воспринял это как сигнал, то, следовательно, у них для этого есть все внутренние основания. Значит, там готовы к открытой конфронтации. И пусть не удивляются, что и Китай демонстрирует, что он не одинок и не уступит откровенному давлению.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here