Меньшов: Стала бы героиня «Москва слезам не верит» участвовать в приватизации?

 

В новом выпуске «По-живому» журналиста Константина Семина состоялся разговор с Владимиром Меньшовым.

Знаменитый режиссер рассказывает, почему именно его фильм «Москва слезам не верит» отправили на соискание «Оскара», о том, как на его глазах начало раскалываться общество и появлялся новый тип молодых людей. Меньшов признался, что сегодня во многом он пересматривает оценки советской жизни, в интервью он вспоминал про отца, который служил в НКВД с 1939 году, как вступил в партию перед самым развалом Советского Союза, и признался, что до сих пор хранит свой партбилет.

Меньшов: Стала бы героиня «Москва слезам не верит» участвовать в приватизации?

Фото: youtube.com/Константин Сёмин

 

Меньшов считает, что существование настоящего народного кино, которого сегодня не хватает, зависит не от денег или состояния кинематографа, а от состояния общества и человеческого сознания. «Когда мы снимали кино, мы знали, что его ждут, – делится воспоминаниями Меньшов. – Появление нового фильма – это была какая-то новая страница».

Меньшов: Стала бы героиня «Москва слезам не верит» участвовать в приватизации?

Фото: pikabu.ru

 

Константин Семин предложил пофантазировать автору «Москва слезам не верит», что могло бы произойти с героями его фильмов, если бы они попали в 90-ые – стала бы главная героиня «Москвы слезам не верит» – «хозяйка» завода участвовать в приватизации производства? А ребята из «Розыгрыша» начали бы зарабатывать, как группа «Машина времени», об этом невозможно не думать, говорит Семин.

Что касается «Розыгрыша», хоть Меньшов и осуждал героя, который кичится своим желанием пробиться в жизни, но новый тип человека, который был уже на подходе, сценарист и режиссер очень верно угадали тогда, признается режиссер: «Через десяток лет они уже пошли стройными рядами».

Меньшов: Стала бы героиня «Москва слезам не верит» участвовать в приватизации?

Фото: youtube.com/Константин Сёмин

 

По словам Меньшова, с 1960-х годов в обществе наметился раскол, который привел к 90-м, и общество поделилось на два лагеря: «Они и мы». «Они» – это были враги, номенклатура, начальство, руководящий состав: «На заводе свои враги, в институте – свои враги, это просто накачивалось общее состояние».

Меньшов рассказывает, что поначалу в демократический порыв Горбачева все поверили, и он производил хорошее впечатление года полтора, а вот Ельцин никогда режиссера не очаровывал, про него все стало понятно сразу.

Что касается текущего исторического периода, то, на взгляд режиссера, к Советскому Союзу в обществе относятся несправедливо, как было со Сталиным в 1956 году – «его превратили в помойку». Но у Меньшова складывается впечатление, что антисоветская пропаганда понемногу начала откатываться назад.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here