Каким курском идём

Минуло 19 лет со дня гибели атомохода «Курск», но до сих пор не все тайны нам решились рассказать

Наша газета первой высказала версию, что «Курск» утонул в результате столкновения с американской подводной лодкой. И мы первыми опубликовали спутниковый снимок повреждённой субмарины американцев, которую спешно латали на норвежской военной базе Хоконсверн.

К нам тут же пришли – хотя наша редакция в день публикации передала эксклюзивные снимки в Минобороны, ничего не утаивая. Обыски, выемки документов, а редактор отдела расследований Дмитрий Филимонов давал свидетельские показания по уголовному делу.

Если бы мы не доказали подлинность опубликованных снимков, едва ли наше издание отметило бы год назад свой 20-летний юбилей. А снимки и в самом деле были подлинные. Но вот минуло два десятилетия, а американцы так и не удосужились объяснить, по какой причине их повреждённая подлодка попала на норвежские стапеля. Кто и когда её «подбил»? А свою торпеду «Мемфис» выпустил точно не в «Курск», приняв столкновение под водой за торпедную атаку русских? И с какой целью в Москву спешно приехал директор ЦРУ – уж не замять ли скандал? Все эти вопросы до сих пор остаются без ответов. А прошло без году двадцать лет.

За засветку нежелательной информации тогда «прилетело» не одним нам: 2 сентября 2000 года тележурналист Сергей Доренко в последний раз в жизни вышел в телеэфир федерального канала. Говорил он о гибели «Курска» — что нам лгут о спасательной операции. Доренко тут же уволили с волчьим билетом, и в большой телеэфир он так и не вернулся до самой смерти.

Чего же так боялись и продолжают бояться те, кто скрывает от общества правду? Признаться в том, что «Курск» атаковали «американские партнёры»? А мы, хотя, по всем правилам, и должны были ответить на атаку, но – постеснялись? Или – испугались? Но ведь столько лет прошло, отчего бы не признать очевидное? И Америка нынче другая, да и мы – тоже, и мир изменился, и девяностые, с высоты прожитых лет, — стали у нас «лихими». Так почему же так и не вскрыты истинные причины трагедии?

А ведь прятать мускус в кармане бессмысленно – его запах почувствуют всё равно. К тому же, у нас, как выясняется, за девятнадцать лет вошло в привычку не сообщать печальные новости. Во всяком случае – сразу. Трагедия в Магнитогорске. Сколько погибших? Отвечают, стыдливо потупив глаза. Пять… Ну, десять… А назавтра – двенадцать. И так далее. Рубят хвост коту по частям. Из сострадания, чтобы никого не пугать. Вот и с «Лошариком» — что там случилось-то на самом деле? Обещали рассказать – и снова обманывают?

Обществу – ведь у нас же есть теперь гражданское общество, не так ли? – следовало бы настоять на том, чтобы ему дали правдивый ответ. Пусть неприятный, пусть даже страшный. Но – правдивый. Мы уже готовы услышать правду. К двадцатилетию трагедии нам ведь откроют всю правду, мы можем надеяться?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here