Принуждение к Союзу

Восемьдесят лет назад, в августе 1939 года, был подписан советско-германский договор о ненападении. Он содержал секретное приложение, в котором разграничивались зоны влияния Германии и СССР. В советскую зону вошли Эстония, Латвия и Литва. Теперь СССР надо было определиться с дальнейшими действиями в отношении этих стран.

Основной план подразумевал, что путём политического давления в прибалтийских странах будут размещены советские военные базы, после чего местные левые силы добьются выборов в парламенты, которые затем объявят о вхождении прибалтийских республик в состав СССР. Однако имелся и план «Б» – об этом можно судить по цепочке более чем странных событий, в результате которых присоединение прибалтийских государств стало выглядеть актом защиты со стороны СССР от нападений на свои корабли.

С середины лета 1939 года капитаны судов Совторгфлота принялись регулярно докладывать об обнаружении плавающих в Финском заливе мин. Чаще всего подобные сообщения поступали от капитана теплохода «Пионер» Владимира Беклемишева. Так, вечером 23 июля стоящий в дозоре на линии Шепелёвского маяка сторожевой корабль «Тайфун» получил семафором и клотиком сообщение от капитана теплохода «Пионер», находящегося в Финском заливе: «В районе Северной деревни острова Гогланд замечены два военных корабля типа линейный корабль» (здесь и далее выписки по вахтенному журналу оперативного дежурного штаба КБФ). В 22.30 командир «Тайфуна» запросил «Пионер»: «Сообщите время и курс замеченных вами неизвестной принадлежности линейных кораблей». Однако спустя 12 минут капитан «Пионера» повторил прежний текст, после чего прервал связь. Командир «Тайфуна» передал эту информацию в штаб флота и на свой страх и риск объявил поиск неизвестных линкоров вблизи финских территориальных вод. Ничего обнаружено в итоге не было.

Здесь стоит сказать несколько слов о капитане теплохода «Пионер». Он был сыном первого российского подводника генерала Михаила Беклемишева. Известно, как советская власть относилась к выходцам из таких семей. Однако Владимиру Беклемишеву позволили стать капитаном и регулярно уходить в загранплавания. Не потому ли, что советская разведка часто пользовалась услугами торговых моряков, а Беклемишев соответственно был агентом спецслужб?

Кстати, «приключения» «Пионера» на этом не закончились. 28 сентября около 2 часов ночи, когда теплоход вошёл в Нарвский залив, его капитан дал радиограмму об атаке судна неизвестной подводной лодкой, в связи с чем ему пришлось выбросить судно на камни. Именно эта ситуация послужила последним козырем на переговорах СССР с Эстонией «О мерах обеспечения безопасности советских вод от диверсионных действий со стороны скрывающихся в Балтийских водах иностранных подводных лодок».

«Пионер» без повреждений

Подводная лодка была упомянута не случайно. Дело в том, что после нападения Германии на Польшу в Таллин прорвалась и была интернирована польская подводная лодка Orzeł («Орёл»). 18 сентября 1939 года экипаж лодки связал эстонских часовых, после чего Orzeł полным ходом направился к выходу из гавани, сбежав из Таллина. Так как на лодке находились в заложниках два эстонских охранника, эстонские и немецкие газеты обвинили польский экипаж в убийстве обоих. Однако в реальности поляки высадили часовых недалеко от Швеции, дали им пищу, воду и деньги для возвращения на родину, после чего ушли в Англию. История получила тогда широкий резонанс и стала явным поводом для сценария торпедной атаки на «Пионер». О том, что атака на теплоход была не настоящей и «Пионер» не получил повреждений, можно судить по дальнейшим событиям. Заранее ожидавший сигнала SOS мощный спасательный буксир «Сигнал» немедленно вышел к «Пионеру», приведя его в Невскую губу. 30 сентября «Сигнал» и «Пионер» стали на восточном Кронштадтском рейде на якорь. Но кому-то и этого показалось мало – буксируемый «Пионер» вновь «обнаруживает» (!) плавающую мину в районе Шепелёвского маяка, о чём сообщает дозорному тральщику «Буй». В связи с этим оперативный дежурный Охраны водного района (ОВР) получает приказ предупреждать все корабли о мине, плавающей в районе Шепелёвского маяка. В 09.50 оперативный дежурный ОВР доложил в штаб флота, что посланный на поиски мины катер «морской охотник» возвратился, мины не обнаружено.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков прояснил ситуацию по поводу разговоров о присоединении Белоруссии к России, заявив, что об этом не идет и речи.

В итоге «Пионер» был доставлен в Ораниенбаум. Если бы теплоход действительно поспешно выбросился на одну из каменных банок возле скалистого островка Вигрунд, он должен был получить повреждения хотя бы одного-двух листов обшивки подвод-

ной части корпуса. На судне имелся только один большой трюм, и он бы немедленно наполнился водой, отчего судно получило бы серьёзные повреждения. Однако ничего подобного не произошло, теплоход даже не ввели для осмотра в док. Потому можно сделать вывод, что на камнях он «сидел» лишь в сообщении ТАСС.

Куда пропал «Металлист»?

Присоединению Эстонии к СССР предшествовала провокация

Тем временем газета «Правда» продолжала извещать советских граждан о происшествиях на Балтике. Вскоре вышла другая новость: «27 сентября около 6 часов вечера неизвестной подлодкой в районе Нарвского залива был торпедирован и потоплен советский пароход «Металлист» водоизмещением до 4000 тонн. Из состава команды парохода в количестве 24 человек дозорными советскими судами подобрано 19 человек, остальные 5 человек не найдены». «Металлист» являлся вспомогательным судном Балтийского флота, перевозившим уголь для балтийских линкоров. К концу 30-х годов «Металлист» устарел и особой ценности не представлял. Им и решили пожертвовать. В сентябре 1939 года «Металлист» стоял в ленинградском торговом порту в ожидании угля для обеспечения действий Балтийского флота. Надо помнить, что это был период, когда по внешнеполитическим причинам флот был приведён в состояние повышенной готовности. 23 сентября на только что поставленное под погрузку судно поступило распоряжение оперативного дежурного по штабу флота: «Транспорт «Металлист» из Ленинграда высылать». Потом несколько дней прошло в неразберихе. Судно гоняли в ожидании чего-то из Ораниенбаума в Кронштадт и обратно.

Для описания дальнейших событий нужно сделать небольшое отступление. В этом описании есть два слоя: первый – это фактические события, зафиксированные в документах, второй – воспоминания бывшего сотрудника финской разведки, издавшего после войны свои мемуары. Попробуем совместить эти два слоя. В своей книге офицер финской разведки Юкка Маккела вспоминал о пленённом осенью 1941 года финнами в районе Бьёркезунда капитане 2-го ранга Арсеньеве, якобы в прошлом –

командире советского учебного корабля «Свирь». Пленный показал, что осенью 1939 года был вызван на совещание, где ему и ещё одному офицеру была поставлена задача имитировать потопление в Нарвском заливе неизвестной подводной лодкой транспорта «Металлист». «Неизвестной» назначили подводную лодку Щ-303 «Ёрш», готовившуюся в ремонт, у которой доукомплектовывали экипаж. Предполагалось, что команду транспорта «Металлист» «спасут» вышедшие в залив сторожевые корабли.

Звучит фантастично, не правда ли? Теперь рассмотрим то, что происходило в Нарвском заливе. По сложившейся практике во время учений «Металлист» обычно играл роль «противника», изображая вражеские корабли. Так было и в тот раз. По условиям учений «Металлист» встал в заданной точке на якорь. Место это было в Нарвском заливе, в пределах видимости с эстонского берега. В 16.00 по московскому времени появились три сторожевых корабля – «Вихрь», «Снег» и «Туча». Один из них приблизился к транспорту, с его ходового мостика прозвучала команда: «На «Металлисте» стравить пар. Команде приготовиться оставить судно». Подошедший в 16.28 к борту сторожевик снял команду. «Спасённых», кроме Арсеньева, вызванного на мостик, поместили в кубрик с задраенными иллюминаторами, у входа встал дневальный.

Присоединению Эстонии к СССР предшествовала провокация

Советский пароход «Металлист»

Бывший генеральный секретарь Североатлантического альянса Андерс Фог Расмуссен рассказал журналистам о возможности присоединения России к блоку НАТО и о шансах Украины в войне против РФ.

В 16.45 «Металлист» облетели самолёты. Последовал доклад: «Команды нет. У борта затоплена шлюпка. На палубе беспорядок». Эстонские наблюдатели этот облёт самолётов не зафиксировали, не было доложено и то, что с 19.05 до 19.14 «Снег» вновь становился на швартовы к «Металлисту». Спустя три четверти часа вышло сообщение ТАСС о потоплении «Металлиста».

Вот только было ли оно на самом деле? Как нынче известно, эстонские наблюдатели (напомним, «Металлист» стоял на якоре в видимости эстонского берега) взрыва не зафиксировали. Версия, что пароход затопили без помощи взрывчатки, маловероятна. И тут нельзя не обратить внимания на следующий факт. В 1971 году вышла книга «На дальних подступах» генерал-лейтенанта С.И. Кабанова, с мая по октябрь 1939 года являвшегося начальником тыла Балтийского флота. Среди прочего Кабанов писал о том, что в 1941 году транспорт «Металлист» привёз грузы для гарнизона Ханко и был повреждён артиллерийским огнём противника. Как же мог это делать «потопленный» теплоход? Идём дальше. В те же 70-е годы сотрудники НИГ ГШ ВМФ работали над составлением справочника «Корабли и вспомогательные суда Советского ВМФ 1917–1928» (Москва, 1981). Они также пришли к выводу, что «Металлист» был оставлен на Ханко 2.12.1941 г. в притопленном состоянии. Потому всё больше аргументов в пользу того, что «Металлист» на самом деле не тонул. Куда же он делся? Недалеко от этого места велось строительство новой военно-морской базы «Ручьи» (Кронштадт-2). Это была закрытая зона, посторонних туда не пускали. Какое-то время «Металлист» мог находиться там, пока скандал не забылся. А с началом войны стало не до старого инцидента, и «Металлист» вновь вступил в строй.

Весьма любопытно выглядит ещё один факт. В тот же день, когда был «взорван» «Металлист», из Кронштадта в Финский залив вышел штабной катер типа ЯМБ (яхта морская быстроходная), на борту которого были лично нарком Военно-морского флота и командующий Балтийским флотом. Неужели они решили совершить морскую прогулку? Или же они вышли в море, чтобы лично контролировать ход операции?

Как бы то ни было, дальнейший ход событий пошёл на руку СССР. Уже на следующий день после гибели «Металлиста» правительство Эстонии вынуждено было подписать с СССР договор о взаимопомощи. Ещё бы не подписать: у границ Эстонии к тому времени уже стояла мощная группировка советских войск. После заключения договора они на законных основаниях вошли на территорию Эстонии. Аналогичные договоры с СССР были вынуждены подписать правительства Латвии и Литвы.

Всё, о чём рассказано в этой статье, воспринимается как фантастика. Но есть документы из архива. В них не раскрывается политический замысел, в них отражается перемещение кораблей. Журналы оперативного дежурного по флоту отражают все события, произошедшие в зоне ответственности, а также перемещение кораблей и судов в ней. И вот эти перемещения, наложенные на политические процессы (отражённые в официозе тех времён – газете «Правда»), и позволяют делать выводы. Наша история имеет много неожиданных поворотов и много тайн…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here