12 апреля на базе АлтГУ прошел круглый стол на тему «Наследие Алтая: вопросы сохранения памятников истории и культуры в Алтайском крае». Несмотря на обширную повестку мероприятия, многие ожидали, что в его ходе удастся призвать к ответу Алтайохранкультуру, которая 11 апреля отказалась признать памятником исторические здания 1908 года постройки — комплекс усадьбы купца Михайлова в Барнауле. Однако чиновники, похоже, решили минимизировать «потери», лишь вскользь коснувшись темы, а руководитель ведомства Александр Урбах вовсе не вышел к общественности.

Многими ожидалось, что Урбах примет непосредственное участие в круглом столе, однако в итоге он своим присутствием мероприятие не почтил. Вероятно, проведение встречи было запланировано сильно заранее и приурочено к Международному дню памятников и исторических мест 18 апреля, а скандал вокруг усадьбы Михайлова случайно совпал с ежегодным мероприятием. Не исключено, что именно печальная развязка ситуации в виде отказа Алтайохранкультуры признать пресловутую усадьбу памятником «скорректировала» планы руководителя ведомства. В итоге от Алтайохранкультуры на мероприятии присутствовала заместитель Урбаха Ксения Рябцева.

Формат круглого стола предполагал ряд выступлений, которые должны были завершиться обсуждением, а потому общественности, требующей быстрых ответов на свои вопросы, пришлось задавать их в пустоту, обличив в форму доклада. Кандидат исторических наук Данил Дегтярев рассказал, что случилось с собратьями купеческой усадьбы по несчастью. В 2006 году вместе с ней из реестра объектов культурного наследия исключили 31 объект. К настоящему моменту можно говорить о том, что «в живых» осталось только семь. 15 уже безвозвратно утеряны, четыре изуродованы, еще пять пребывают в запустении и, как выразился Данил Дегтярев, находятся «в пограничном состоянии, между жизнью и смертью». По его мнению, их в любой момент могут безнаказанно снести, чтобы освободить место под застройку.

Активист «Гражданского патруля» Игорь Берг несдержанно потребовал ответа от Алтайохранкультуры, почему ведомство ответило отказом на их заявление о внесении комплекса усадьбы купца Михаилова в список памятников. Поначалу представитель ведомства Ксения Рябцева не давала прямого ответа, хоть и, нарушая регламент, вне очереди принималась рассказывать о том, как сложно управлению со штатной численностью в восемь человек удовлетворять все требования, предъявляемые к нему, и исполнить все обязанности. «Мы готовы к конструктивному диалогу. Не только вы заботитесь о сохранении исторических зданий. Это общая задача», — увещевала она общественников.

После тема на некоторое время сменилась, но затем ее реанимировал историк, профессор АлтГУ Владимир Семибратов. «Насколько помню, был проведен методический совет по снятию этих объектов. И я вот еще недавно залез, посмотрел, из-за чего была снята усадьба Михаилова. «Большой процент износа и потеря историко-культурной ценности» — это то, что я увидел в пояснительной записке к тому постановлению краевого парламента. Что теперь делать — я даже сказать не берусь», — припомнил он. Такая постановка вопроса вызвала бурю эмоций у общественников, которые достаточно громко принялись выдавать реплики о том, что процент износа, видимо, настолько велик, что спустя 13 лет здание демонтируют с таким видимом трудом.

После этого Рябцевой пришлось пояснить, почему активисты получили отказ, который расценили как трусость — ведомство ссылалось на формальную нехватку ряда документов. «У нас есть порядок выявления объектов культурного наследия. И этот порядок не ограничивается формой заявления. Форма у нас одна для всех, дело касается именно содержания вашего заявления. Мы не говорим о том, что работу по выявлению объектов Алтайохранкультура не будет проводить. Но для каждого объекта должна быть определена его историко-культурная ценность. Чтобы кому-то не казалось, что этот объект представляет историко-культурную ценность… вы сами видите, что даже в программе ваших мероприятий, есть как положительные комментарии, так и отрицательные. Чтобы избежать этих субъективных трактовок, мы предлагаем разработать для Алтайского края четкие критерии определения историко-культурной ценности», — дала свой комментарий замруководителя ведомства.

Некоторые из присутствующих однако же попеняли ей на то, что соответствующие критерии разработаны на федеральном уровне, и региону нет необходимости «изобретать велосипед». К тому же, ценность усадьбы для многих очевидна. Так или иначе, но жаркого обсуждения вокруг судьбы исторического комплекса не вышло.

Куда больше эмоций у присутствовавших вызвала ремарка научного сотрудника лаборатории исторического краеведения АлтГПУ Вадима Бородаева, который упрекнул присутствующих в том, что на совете они одобрили новый проект защитных зон территории Сереброплавильного завода, заявив, что историческое сооружение дамбы по своей протяженности выходит далеко за пределы обозначенной зоны.

В целом круглый стол, несмотря на обилие высказанных претензий со стороны общественников, научных сотрудников, коммерсантов и реставраторов, прошел максимально мирно и безвредно для Алтайохранкультуры. Как шутя отметили присутствующие перед докладом Ксении Рябцевой: «Да мы уже поняли, что управление работает хорошо», — намекая на то, что чиновнице можно и не утруждать себя отчетом.

Напомним, в начале марта этого года стало известно, что прокуратура Алтайского края намеревается построить административное здание на месте полукаменного флигеля, который является частью комплекса усадьбы купца Михайлова, возведенной в 1908 году. Речь идет о доме на улице Партизанской, 97. Когда-то он, как и соседнее каменное здание по адресу Социалистический проспект, 52, имел охранный статус, однако с определенного момента объекты перестали быть памятниками, уточнили городские историки. Благодаря этому, как объяснили в прокуратуре, с точки зрения закона снос зданий ничего не нарушит.

Конкурс на разработку проектно-сметной документации надзорное ведомство объявило чуть менее года назад. Согласно опубликованному заданию, здание должно вмещать в себя 212 сотрудников, помимо кабинетов там должен быть тепловой пункт, помещение для психологической разгрузки, актовый зал и так далее, а под землей должна разместить стоянка на 20 автомобилей. Этажность подрядчик должен был определить по ходу работы. Ориентировочно на строительство прокуратура планировала потратить 334 млн рублей из федерального бюджета. Проект многоэтажки, по мнению некоторых напоминающей могильную плиту, уже напугал ряд барнаульцев своим видом. В Сети опубликовали изображение будущего здания, которое уже обозвали «страшным местом».

Общественники попытались приостановить работы, вернув историческим зданиям охранный статус. В марте они подали пакет необходимых документов в Алтайохранкультуру, однако, спустя почти месяц, в ведомстве ответили отказом. Активисты расценили это как трусость и нежелание вступать в конфликт с прокуратурой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here