Дело Сорокина: обвинительный уклон продолжается?

8 апреля в Нижегородском областном суде продолжилось апелляционное рассмотрение дела Олега Сорокина. Экс-глава Нижнего Новгорода ранее был приговорён к 10 годам лишения свободы по обвинению в коммерческом подкупе и пособничестве сотрудникам МВД в превышении ими своих полномочий. Рассмотрение дела в первой инстанции, по мнению многих юристов, поставило рекорд по количеству допущенных нарушений. Защита рассчитывала, что областной суд исправит их. Однако первые же слушания показали, что Фемида, похоже, решила идти прежним курсом к обвинительному приговору.

Сюжет: Версия защиты

Напомним вкратце суд дела. В 2003 г. Олег Сорокин, являвшийся в то время успешным предпринимателем, пережил покушение – его автомобиль был расстрелян из автомата. Сорокин выжил лишь чудом, получив пулевые ранения и лишившись селезенки. Вскоре оперативники вышли на киллеров – ими оказались охранники Михаила Дикина – вице-спикера Заксобрания и партнёра Сорокина по бизнесу. Для того, чтобы выйти на заказчика, опытный сыщик Евгений Воронин решился на смелую игру. Изобразив охранников Сорокина, милиционеры вступили в контакт с одним из подручных Дикина неким Александром Новосёловым, который честно рассказал, кто заказал убийство. Впоследствии, поняв, что его переиграли, Новосёлов попытался отказаться от своих слов, однако к тому времени сыщики собрали уже достаточно улик. В итоге Михаил Дикин и его брат были арестованы и осуждены.

И вот теперь, спустя полтора десятка лет, правосудие решило сделать поворот на 180 градусов. Евгения Воронина и его коллегу, отставного сыщика Романа Маркеева, неожиданно обвинили в том, что тогда они якобы похитили Новосёлова, а Олег Сорокин им в этом способствовал. При этом почему-то больше не принимается во внимание тот факт, что на протяжении тринадцати лет прокуратура неоднократно подтверждала законность действий сыщиков, а удачно проведённый ими оперативный эксперимент, позволивший установить заказчика покушения, был санкционирован руководством УВД.

В апелляционной инстанции из процесса выдавливают адвокатов

Евгений Воронин

В апелляционной инстанции из процесса выдавливают адвокатов

Роман Маркеев

В связи с этим защитники Олега Сорокина, Романа Маркеева и Евгения Воронина были уверены в том, что судебный процесс однозначно завершится оправданием их подзащитных, показав абсурдность предъявляемых обвинений. Однако надежды не оправдались – рассмотрение дела сразу же приняло резко обвинительный уклон. При этом особое недоумение не только у участников процесса, но и у сторонних юристов вызвало поведение судьи Екатерины Кислиденко – заседания проходили в пожарном режиме, ежедневно, продолжаясь порой с утра до вечера. Из-за этого подсудимые были вынуждены питаться, стоя в конвойном помещении, а Роману Маркееву из-за напряжения и стресса не раз приходилось вызывать «скорую». Но главное – такая гонка не только не позволила защите качественно готовиться к заседаниям, при том что объём уголовного дела превышает сто томов. Суд планомерно отказывал в вызове ключевых свидетелей и приобщении к делу важных доказательств.

Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми вызвал глав дипломатических миссий Дании, Нидерландов и временного поверенного в делах Великобритании на встречу в связи с терактом.

«Так, мы просили приобщить к делу видеокассету с записью допроса Новосёлова после проведённого с ним оперативного эксперимента, — поясняет адвокат Дмитрий Кравченко. — Сам Новосёлов утверждает, что милиционеры якобы выбили из него признание пытками. Однако на записи чётко видно, что никаких следов побоев на нём нет и показания он даёт сам. По нашему мнению, невозможно не учитывать такие материалы при рассмотрении дела со столь серьёзным обвинением».

В результате перечень нарушений, допущенных судом первой инстанции, занял 500 (!) листов.

Занятая судом позиция вызывает также тревогу у защитников Евгений Воронина и Романа Маркеева. Последний уже фактически остался без адвоката. Маркеев хочет, чтобы его интересы представлял адвокат, которому он доверяет, однако суд назначил ему защитника своим решением. Ходатайство об отводе адвоката по назначению (поддержанное, кстати, самим защитником) было судом отклонено.

«Для составления апелляционной жалобы были даны беспрецедентно малые сроки, — отмечает в свою очередь защитник Евгения Воронина Андрей Юдин. – Сам Евгений Евгеньевич вообще не получил для изучения копию протокола судебных заседаний в первой инстанции, поэтому я не имею возможности согласовать с ним позицию защиты. Более того – когда я всё же получил протокол и начал его изучать, там обнаружилась масса несостыковок с аудиозаписями заседаний. Вплоть до того, что свидетель на вопрос отвечает «Да», а в протоколе указано «Нет»».

В апелляционной инстанции из процесса выдавливают адвокатов

Александр Новосёлов

В апелляционной инстанции из процесса выдавливают адвокатов

В ходе заседания 8 апреля Андрею Юдину пришлось самому представлять интересы своего подзащитного – двое его коллег, Антон Стассий и Асланби Мамхегов фактически оказались выдавленными из процесса.

«Областной суд не принял апелляционную жалобу Стассия– было заявлено, что на одном листе не хватает подписи, — говорит Андрей Юдин. — Ему предлагалось исправить недочёты в течение трёх дней после получения письма. Почта пришла 5 апреля. Однако за день до этого областной суд объявить, что Стассий не выполнил требования и потому его жалоба рассматриваться не будет. Хотя произошедшее – безусловная причина снятия дела с рассмотрения. Аналогичная ситуация произошла с Мамхеговым. Он, как того требует закон, направил свою апелляционную жалобу почтой в областной суд, но она не была доставлена. В таком случае облсуд также должен был снять дело с рассмотрения и вернуть его на доподготовку в суд первой инстанции, чего также не произошло. Сейчас мы ждём, как суд отнесётся к нашим ходатайствам о вызове свидетелей, чьи показания критически важны. В первой инстанции в их вызове отказали, хотя люди пришли и были готовы выступить. Посмотрим, как будет на этот раз».

В апелляционной инстанции из процесса выдавливают адвокатов

Происходящее наталкивает на мысль, что процессуальные нарушения и препятствия, с которыми сталкиваются адвокаты, вызваны какой-то серьёзной причиной. Наблюдающие за процессом эксперты полагают, что она очевидна: 27 апреля истекает определённый законом срок давности по делу о якобы имевшем место «похищении» Новосёлова. И если процесс затянется, то обвинение придётся снимать. Что явно идёт против интересов остающихся пока что неназываемыми бенефициаров преследования Олега Сорокина, чьи многочисленные бизнес-активы после вынесения обвинительного приговора окажутся удобными для раздела.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here