Убить Россию — уроки 1999-го

20 лет назад, 7 августа 1999 года, отряды боевиков Басаева и Хоттаба вторглись в Дагестан — фактически начиналась «вторая Чеченская» — решающее сражение в войне за распад России.

Освобождение территории Дагестана далось высокой ценой. По официальным данным, в ходе операции были убиты 279 солдат и офицеров, ещё более 800 получили ранения. Кроме того, погибли 37 местных ополченцев, свыше 720 были ранены. Потери боевиков, по данным Министерства обороны РФ, составили около 2,5 тыс. человек.

Убить Россию — уроки 1999-го

За два десятилетия выросло поколение, понятия не имеющее о тех событиях. Разве что о них твердят «осточертевшие предки, застрявшие в каменном веке» и  упоминала (что тоже не факт) «училка в школе».

О том, что к почти неизбежному распаду, невиданному допрежь расцвету коррупции, нищеты, развалу армии, продажности чиновников и беспределу оргпреступности привели в 90-е страну именно проамериканские либералы, под теми же лозунгами, что сегодня выводят молодежь на российские майданы, стараются не вспоминать. Как и о том, что 20 лет назад население России готово было линчевать березовских и ходорковских — да всех олигархов — люто ненавидимых 99,9% населения.

Надо не стесняться напоминать и объяснять, что ни одно правительство в мире не даст нам ни цента из своего кошелька просто ради того, чтобы мы здесь жили «в свободном, демократическом государстве». Неграждане Прибалтики, майданы на Украине, нищета в Грузии и Молдавии достаточно наглядно показывают, во что именно вкладывают деньги западные «благодетели» и во что это выливается.

И Россия двадцать лет назад была в шаге от реализации этого сценария.

На днях президент России Владимир Путин подписал закон о предоставлении ополченцам из Дагестана, сражавшимся с чеченскими боевиками в 1999 году, статуса ветеранов боевых действий, права на ежемесячные выплаты и материальные льготы.

Директор Фонда исследования проблем демократии Максим Григорьев:

           «Произошедшее 20 лет назад в Дагестане — это фактически первая попытка создать то, что сейчас мы называем ИГИЛ. Все соответствующие элементы были: радикальная ваххабитская идеология, вторжение вооруженных отрядов и иностранная поддержка. Причём финансирование как из стран, которые поддерживают ваххабизм (они же, кстати, направляли и боевиков), так и поддержка, явная или неявная, со стороны западных стран. Я имею в виду и направление инструкторов, и информационно-пропагандистскую поддержку. То есть это была попытка создать ИГИЛ в Чечне и Дагестане, как позже это сделали на части территории Ирака и Сирии.

Если смотреть хронологию двадцатилетней давности, то мы помним, что всё началось ещё в 1998 году — прошёл съезд так называемого Конгресса народов Ичкерии и Дагестана, где был избран руководителем известный террорист Шамиль Басаев. А на протяжении 1999 года шла активная поддержка подполья из боевиков в Дагестане. Чечня выступала базой, на которой эти боевики готовились, получали вооружение. В Дагестане в это время создавались военные базы боевиков, активизировалось подполье и т. д.

7 августа 1999 года, как известно, так называемая исламская бригада Басаева — Хаттаба вошла в Дагестан. Так же, как позже в ИГИЛ, разворачивалась инфраструктура. Была мощная террористическая пропаганда на территориях, занятых ими в Дагестане. Начал работать телевизионный канал «Шуры», по которому передаются призывы к терактам. Но при помощи народа, который оказал серьезное сопротивление, федеральными войсками 15 сентября Дагестан был освобожден.

Это событие — освобождение Дагестана и в дальнейшем уничтожение террористов на территории Чечни во время контртеррористической операции — стало кардинальным моментом в истории России. При этом началось это именно с Дагестана.

Хорошо известны жесткие слова Путина: «Если и поймали террористов в туалете, то замочим в сортире». Причём всё это требовало от Путина, на мой взгляд, политической воли и уверенности в своих действиях. Он действовал как государственник, который понимает, что захват Дагестана террористами из Чечни был бы фактическим началом распада России. 

Действия Путина в 99-м были не действиями политика, но настоящего государственника. Потому что иначе он бы тогда старался дистанцироваться от обострения ситуации. Путь политика в то время — уходить от сложных проблем, попытаться со всеми договариваться. В том числе и с чеченскими террористами. Многие российские политики до Путина как раз и демонстрировали это. В частности и Ельцин стал договариваться с чеченскими террористами. Многие политики того времени, начать с того же Бориса Немцова, даже собирали подписи для того, чтобы договориться с боевиками.

Я бы здесь вспомнил о тотальной коррумпированности системы политической власти в стране того времени: многие чеченские террористы прямо бахвалились тем, что могут привезти деньги в Москву и купить того или иного чиновника, вооружение и т. д. Не говоря уже о том, что чеченские террористы покупали журналистов, а телеканалы, такие как НТВ Гусинского, прямо поддерживали их, работали на террористов 24 часа в сутки.

 Россия к тому моменту уже созрела, надоел постоянный распад, слабость органов власти и вседозволенность террористов, криминала и пр. И они (жители Дагестана) с оружием в руках вышли защищать свою землю. Роль населения была очень большая. Армия могла бы справиться и сама, но с морально-политической точки зрения была очень важна поддержка народа. 

Поэтому эта дата — 7 августа — одна из ключевых точек в развитии России. Я считаю, что с этого момента и стоит отсчитывать после 1991 года момент, когда Россия снова встала на путь обретения своего суверенитета, своей независимости, стабильного развития».

Я не очень люблю пафос и даже намеки на восхваление политиков, но Григорьев прав — до Путина все чиновники России не просто договаривались — шли на поводу, верили на слово, брали деньги и ели с рук. Ельцин — у американцев и «европейских друзей, Березовский и Ко — у террористов и их кураторов, чиновники пониже рангом — у лидеров преступных группировок, ГАИшники — у водителей…

И да, унасекомить всё это в ноль невозможно даже расстреливая — Сталин вчера и китайцы сегодня это доказали. Да и на поучающем нас Западе тоже не преуспели, просто легализовали наверху в виде лоббизма и «не замечают» внизу, получая за это миллиарды. Да-да, именно так. Поэтому и запрещенный к экспорту лес-кругляк идет в ЕС эшелонами, и контрафактные сигареты с Украины туда же фурами и вагонами, и списанные БМП с БТРами в Прибалтике покупают дороже, чем стоят новые.

Всё это было, есть и будет. Но в России 20 лет назад все это количество было в совершенно ином качестве. Это была не ложка дегтя в бочке меда, а как раз наоборот — в этой бочке дерьма имелась таки та самая ложка меда, которая неожиданно для «наших западных партнеров» сумела чувствительно приложить по лбу окопавшихся в России производителей дерьма — от террористов до взяточников и либералов.

И этот процесс надо продолжать ежедневно и ежечасно — иначе не успеем оглянуться, как снова «ради светлого будущего» окажемся в дерьме образца 90-х.

фото: РИА Новости / Бойцы ВДВ в Дагестане. 23 августа 1999 года.
http://naspravdi.info/rossiya/uroki-1999-go-chto-pomeshalo-sozdat-terroristicheskoe-gosudarstvo-v-rossii

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here