Вас тут не воевало

Экипаж спасательного буксирного судна «Алтай» в полном составе подал в суд на командование Северного флота, добиваясь получения статуса ветеранов боевых действий. И это не единичный случай – в судах сегодня слушаются сотни исков, связанных с получением ветеранских льгот. Ситуация настолько пересекается с пресловутой отговоркой после Афганистана «мы вас туда не посылали», что военные чиновники уже получили окрик от министра обороны.

Сюжет: Армия

На закрытом совещании Сергей Шойгу пригрозил, что не позволит засидевшимся на своих тёплых местах начальникам «подрывать веру военнослужащих в руководство», и пообещал отправить их в «горячие места». «Наша Версия» разбиралась, почему возникла такая ситуация и есть ли пути её решения.

Недовольство экипажа «Алтая» вызвало следующее обстоятельство. Военных моряков наградили медалями Минобороны и даже выдали им удостоверения ветеранов боевых действий. Но одновременно максимально урезали их в льготах, отчего ветеранский статус, по сути, стал номинальным. Моряки потребовали устранить эту несправедливость, представив в суд приказы министра обороны, данные из корабельного журнала и директиву Генштаба. Согласно этим документам, они участвовали в спецоперации на территории Сирии, сопровождая авиа­несущий крейсер «Адмирал Кузнецов», «Алтай» помогал не полностью исправному боевому кораблю маневрировать и держаться в боевом порядке с другими кораблями. Только благодаря этому флагман ВМФ России не опозорился и смог использовать против террористов палубную авиацию. За это весь экипаж был награждён медалью «Участнику военной операции в Сирии».

Однако суд решил, что право на статус и льготы имеют лишь лица, подтвердившие своё личное участие в боевых действиях, а не занимавшиеся обеспечением этих действий. Сам факт нахождения на территории Сирии также, по мнению суда, не является основанием для признания истцов участниками боевых действий, равно как и полученные ими ведомственные медали. Вот если бы это была государственная награда, тогда другое дело. Ситуация выглядит довольно конфузно: по сути, суд признал, что медаль Минобороны, по всей видимости, даётся только для украшения форменной одежды.

По информации «Нашей Версии», сейчас к подобному судебному процессу готовятся члены экипажа подводной лодки, выполнявшей боевые стрельбы, – их также не признали участниками боевых действий.

Участники войны в Сирии массово отстаивают свой ветеранский статус в судах

Александр ПЕРЕНДЖИЕВ, член экспертного совета «Офицеров России»:

– Система присвоения звания ветерана боевых действий в России несовершенна и требует в том числе законодательной корректировки. Удостоверение и право на льготы сегодня может получить генерал, который приехал на один день и не выезжал за пределы безопасного периметра базы. И не получить реально воевавший солдат, который с автоматом в руках шёл атаку. Существующее положение дел ведёт как к социальной несправедливости, так и к возникновению коррупционных рисков. Для урегулирования ситуации нужно привлекать военных юристов и общественные организации.

Мёртвые льгот не имут

Сегодня для получения статуса ветерана боевых действий необходимо представить чётко установленный пакет документов. Основным из них является рапорт военно­служащего на признание его участником боевых действий. Также необходима выписка из боевого приказа или боевого распоряжения на участие военнослужащего в боевых действиях. Однако есть ряд тонких моментов. Главный вопрос – кого считать полноценным участником, а кого нет. По большому счёту, сегодня в Сирии официально воюют только лётчики фронтовой авиации, у которых в связи с этим проблем с оформлением льгот обычно не бывает. Но очевидно, что воюют и наземные вой­ска. А здесь традиционно к ведению документации войск относятся не так щепетильно. Так же, как и в ВМФ. Не потому, что там меньше порядка. Просто когда внезапно поступает боевая задача, то оформлять документы порой бывает просто некогда. Кроме того, практически никогда в боевые приказы не включаются гражданские работники, хотя они порой выполняют одинаковые с военнослужащими задачи.

Доктор военных наук Константин Сивков сделал прогноз относительно начала ядерной войны в возможном конфликте между США и Россией, предположив, что ей будет предшествовать продолжительный период боевых действий с использованием обычного оружия.

Ещё более циничен закон по отношению к погибшим. Чтобы получить статус участника боевых действий, военнослужащий должен лично написать рапорт. Таким образом выходит, что погибших военнослужащих согласно установленному порядку нельзя признать ветеранами. И как действовать в таких ситуациях, у военкоматов нет чётких инструкций. Поскольку же любая ошибка с незаконным начислением выплат влечёт наказание, военкомам проще отказать, чем признавать заявителей ветеранами.

РЕПЛИКА

В публикации «Агитвойска», вышедшей в выпуске «Нашей Версии» от 25 марта 2019 года, уже рассказывалось, что Минобороны тратит миллионы на пиар вместо помощи реальным героям сирийской войны. В частности, упоминалось, что семьи участников боевых действий в Сирии вынуждены добиваться полагающихся им выплат через суд, а военкоматы отказываются признавать контрактников ветеранами боевых действий.

Тогда чиновники Минобороны направили в редакцию письмо, в котором в назидательном тоне наставляли, что беспокоиться нечего. Дескать, «по поручению министра обороны РФ готовится проект изменений в федеральное законодательство, устраняющих законодательную неопределённость по вопросу выплаты членам семьи участника боевых действий повышенной пенсии по случаю потери кормильца». Но, как видно, проблема не только не решена, а продолжает усугубляться.

Холостой выстрел

Хотя, по оценкам экспертов, именно военкоматы должны выступать инициаторами признания военнослужащих участниками боевых действий. Для этого достаточно направить документы в вышестоящие штабы для принятия решения специальной комиссией. Но сбор документов – это очень длительный и сложный процесс, поскольку нужно сделать множество запросов, оформить большое число справок и других документов, свести вместе различных должностных лиц.

В итоге всё превращается в бесконечный бюрократический пинг-понг. Стоит учитывать, что в последние годы значительное количество сотрудников военкоматов было сокращено, что отражается и на качестве их работы. Поэтому в военкоматах родственникам погибших военнослужащих порой прямо советуют обращаться в суды, потому что таким образом гораздо больше шансов добиться положенных льгот.

Изменят ли сложившуюся ситуацию слова министра обороны? На этот счёт есть сомнения. И вот почему. Глава ведомства пообещал, что «всех должностных лиц, которые проявили бездушие, сидя в тылу», будет отправлять «в более горячие места, где ежедневно надо подтверждать свой профессионализм на полигонах». Однако сейчас в военкоматах только военком, и то не везде, находится на офицерской должности. Остальные сотрудники после глобальной реформы военкоматов стали гражданскими служащими, отчего они получают минимальные зарплаты и несильно держатся за свои должности. Потому нужны кардинальные изменения в законодательстве. Например, автоматически признавать ветеранами тех, кто погиб в боевой обстановке.

КОНКРЕТНО

Обращаться в суды приходится не только военнослужащим, но и родственникам погибших в ходе сирийской кампании. Так, волгоградский военкомат пытался сэкономить на выплатах семье Елены Петиной. Вдова капитана Сергея Петина, погибшего при крушении самолёта Ан-26 в марте 2018 года, выиграла судебный иск против Министерства обороны России. Изначально в военкомате заявляли, что жена и дети погибшего офицера не имеют права на выплаты, поскольку капитан Петин не получил удостоверения ветерана боевых действий. Суд встал на сторону вдовы, постановив, что право офицера на статус ветерана было закреплено приказом командира его части. При этом суд отметил, что Петин «не вернулся живым к месту дислокации своей воинской части в Волгограде», а потому не мог получить корочку «по объективным, не зависящим от сторон обстоятельствам».

В судах приходится отстаивать свои интересы даже вдовам Героев России. Так, Гелена Пешкова, муж которой пилот Олег Пешков погиб в Сирии 24 ноября 2015 года и посмертно был удостоен высшего звания, в том же году подала иск в Правобережный райсуд Липецка, чтобы доказать право на повышенную пенсию по случаю потери кормильца. Социальные выплаты, как выяснилось в суде, были назначены без учёта 100-процентной надбавки, положенной родственникам Героя России.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here