Домой Новости спорта «На ЧМ мы приехали со своими палатками, зато выиграли»: гонщик Сайфутдинов о...

«На ЧМ мы приехали со своими палатками, зато выиграли»: гонщик Сайфутдинов о проблемах спидвея в России

41
0

Российский мотоциклетный спорт страдает от отсутствия спонсоров и нежелания федерации помогать гонщикам. Об этом в интервью RT заявил трёхкратный победитель Speedway of Nations Эмиль Сайфутдинов. По его словам, спортсменам национальной команды самим приходится оплачивать все расходы. Он также рассказал, с какими трудностями столкнулась сборная на триумфальном чемпионате мира в Польше и оценил популярность спидвея в стране.

«На ЧМ мы приехали со своими палатками, зато выиграли»: гонщик Сайфутдинов о проблемах спидвея в России

— Как получилось, что сборная России осталась без финансирования на командном чемпионате мира Speedway of Nations — 2020?

— На самом деле, такая проблема существует не один год. Сборную должна финансировать Федерация мотоциклетного спорта России (МФР). Но никакой поддержки мы не получаем, хотя три года подряд становились чемпионами мира, заслужили к себе другое отношение. Например, в Польше на национальную команду выделяется отдельная статья расходов — на подготовку техники, на оборудование, комбинезоны. У нас такого нет. Поэтому нам приходится многое оплачивать из собственных карманов.

— Из-за отсутствия одинаковых комбинезонов на российскую команду не наложили санкции?

— Я пока точно не знаю, выписали ли нам штраф. Мы объяснили ситуацию, попросили организаторов войти в наше положение. Изначально команда вообще была не в полном составе и без главного тренера. Потом мы дозаявили юниора, а роль менеджера взял на себя я.

Ралли-рейд «Дакар», который в нынешнем году впервые прошёл в Саудовской Аравии, запомнился красотой пейзажей и сложностью маршрутов….

— Почему вы остались без тренера?

— Его развернули на границе. Так как я капитан сборной, мне приходилось ходить на собрания менеджеров, решать организационные вопросы и параллельно готовиться к гонкам. Поэтому всё легло на наши плечи. Конечно, мы не против, но хотелось бы, чтобы нам помогали профессионалы. Ведь со своей стороны спортсмены делают всё, что от них зависит, — выигрывают, своими результатами доказывая, что спидвей должен существовать в России.

— На внутреннем уровне существуют те же проблемы?

— Да. Раньше во внутреннем чемпионате участвовало много команд, сейчас осталось только четыре. Они держатся за счёт бюджетов городов или областей. У многих клубов есть треки, но нет возможности заявиться на соревнования, растить молодёжь. Соответственно, гонщики не прогрессируют и не имеют возможности уезжать в другие европейские страны. Хотя у нас много талантливых спортсменов.

— Много ли желающих заниматься спидвеем в России?

— Очень много. Насколько я знаю, в секции тольяттинского клуба «Мега-Лада» занимаются около 100 человек. Конечно, не все могут рассчитывать на высокие результаты, но человек пять точно пробились бы наверх. Но для этого нужно работать, давать детям хорошие профессиональные мотоциклы, качественную экипировку.

— Техника ведь тоже стоит очень дорого?

— Да, так как у нас нет готовых мотоциклов, всё подбирается индивидуально под каждого гонщика. Покупаются рама, колёса, болтики. Да и сами моторы недешёвые — каждый стоит около €6—6,5 тыс. А на сезон их нужно пять-шесть. И не факт, что все будут хорошо работать. Если один не подойдёт, нужно его переделать или купить новый. Например, в этом году у меня возникли проблемы с мотором, и перед каждым этапом Гран-при приходилось его перенастраивать.

Поэтому у нас нет минимального или максимального бюджета, а без поддержки в спидвее очень тяжело, особенно если у тебя нет имени. Польского гонщика Бартоша Змарзлика начала спонсировать крупнейшая нефтяная компания в стране. И теперь у него не болит голова, когда возникают какие-то проблемы.

— Финансовые трудности существовали всегда или возникли в последние годы?

— Я в сборной с 2007 года, и с тех пор ничего не менялось. Нет ни спонсоров, ни поддержки федерации.

— Что делают спортсмены, чтобы решить проблему?

— В последние годы мы буквально кричим о ней. Стараемся писать письма, я лично семь-восемь лет подряд писал президенту РФ, в Министерство спорта. Но все просьбы или возвращались обратно, или мне говорили, что нужно обращаться в федерацию. Ищем спонсоров через знакомых. Когда мой покойный отец Дамир Сайфутдинов был главным тренером сборной, ему пришлось договариваться с польской фирмой по производству шлагбаумов, чтобы нам дали деньги на комбинезоны и попоны на мотоциклы.

— Неужели совсем некому вам помочь?

— Увы, спидвей мало кому интересен, в России многие даже не знают, что это такое, хотя в Европе он сейчас очень популярен. Приходится искать средства там. Например, мой сезон зависит от того, подпишу ли я контракт в польской лиге. Если это произойдёт, то получу минимальную сумму, которая пойдёт на оплату механиков, закупку техники и моторов, запчастей, перелёты. Конечно, есть европейские партнёры, но хочется, чтобы нас заметили и отечественные спонсоры, чтобы российский спидвей развивался. Несмотря на двойное гражданство, я не сдаюсь, продолжаю выступать за свою страну, под российским флагом. И горжусь этим.

Участвовать в ралли-рейде «Дакар» в классе мотоциклов Анастасию Нифонтову уговорили друзья. Об этом гонщица сообщила в интервью RT….

— Получается, всё упирается в нежелание федерации помогать?

— Конечно, потому что она выдаёт лицензии, а значит, должна заботиться о таких вещах. Им звонишь, а они говорят, что не могут помочь, и ты не знаешь, к кому ещё обратиться. Поэтому стараемся своими силами, с товарищами, через знакомых искать средства. Ведь в других странах — в Польше, Швеции — гонщики существуют за счёт федераций. На чемпионате мира у сборной Англии были психолог, повар, физиотерапевт. У поляков — отдельные красивые боксы. А мы, как колхозники, со своими палатками приехали — зато выиграли.

В МФР должны быть люди, которые занимались развитием спорта, продавали продукт инвесторам, спонсорам. Благодаря международной карьере у меня накопился определённый опыт, я вижу, как всё функционирует. Готов помочь словом, подсказать. Но пока не могу найти человека, который бы меня выслушал.

— Вы предлагали свою помощь федерации?

— Да, говорил президенту Александру Джеусу: «У вас есть связи, у меня — возможности и опыт». Со мной соглашались, а на следующий день всё забывалось. Не знаю, почему так происходит. Наверное, у каждого свои интересы, и это мешает общему развитию.

— Что нужно предпринять в первую очередь, чтобы ситуация изменилась?

— Во-первых, изменения должны произойти в самой МФР, потому что проблемы не только у спидвея, но и у других дисциплин. Нужно наладить сотрудничество со спортсменами, сформировать полноценные сборные на взрослом и юниорском уровнях, организовывать для них централизованные сборы. То же самое касается и клубных соревнований. Возможно, стоит создать единую лигу, которая подчинялась бы федерации. Пока всё держится на плечах энтузиастов, но ни у кого ничего не получается, потому что затраты не окупаются.

Во-вторых, нужно заманить людей на стадионы, заразить их спидвеем. Хотя после телевизионных трансляций международных стартов болельщиков стало больше. Раньше ведь многие и не знали, что это за вид спорта, хотя у нас богатая история и есть результаты. О нас должны рассказывать СМИ, показывать в новостях.

— Это привлечёт больше спонсоров?

— Да, ведь для них нужна реклама. Инвесторы приходят только в те регионы, где спорт развивается за счёт бюджетных денег. У нас не так, как в футболе, где спонсоры сами просятся помогать клубу или отдельному игроку. Хотя нам достаточно было бы 2—3% от бюджета футбольного клуба.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь